среда, 15 февраля 2012 г.

Овощебаза Film.UA - троещинские тайны.

Суббота удалась, побывал в опасной близости к токсичному производству группы веществ под общим названием "медиаконтент". Умело замаскированный под бывшую овощебазу комплекс зданий незаметно вписался в архитектурный ансамбль микрорайона Троещина, относительно ничем не выдавая своей принадлежности. Разве что вывеской.


Дальше будет много фото.


Термин "овощебаза" имеет непосредственное отношение к комплексу зданий и по сей день: просто раньше овощи хранились внутри и были объектом, а теперь овощи находятся снаружи и сами потребляют продукцию упомянутого производства.
Предприятие имеет полный цикл производства токсичного продукта, мало того - самостоятельно проникает лучами в мозг транслирует кучу всякого на спутник.

Вот аппаратная, откуда ведется трансляция, а далее - будет и спутник.

Название кинотеатра целиком и полностью подтверждает, что работать в подобном бизнесе продолжительное время способны только наиболее прожженные циники

...которые, однако, не лишены вкуса и тяги к прекрасному, хотя бы в дизайне интерьеров. Великолепно стилизованный под старинную улочку предбанник перед кинотеатром очень мил


а кассовый аппарат Ока в идеальном состоянии напомнил об одном из характерных звуков прошлого, которые наши дети уже никогда не услышат.


милый почтовый ящик

и малая родина Чебурашки

аутентичность надписей не установлена.

..и 0,5 пива при выходе.

Из нескольких картинок съемочного павильона сложился кусочек пелевинского "Омон Ра". Но сначала - человек со сменным лицом:


Воздух рвался из легких наружу, и я знал, что через несколько секунд выдохну его и обожженным ртом глотну пустоты. Я размахнулся и швырнул как можно дальше никелированный шарик. Пора было умирать. Я вынул из кармана пистолет, поднес его к виску и попытался вспомнить главное в своем недолгом существовании, но в голову не пришло ничего, кроме истории Марата Попадьи, рассказанной его отцом. Мне показалось нелепым и обидным, что я умру с этой мыслью, не имеющей ко мне никакого отношения, и я попытался думать о другом, но не смог; перед моими глазами встала зимняя поляна, сидящие в кустах егеря, два медведя, с ревом идущие на охотников, – и, спуская или взведя курок, я вдруг с несомненной отчетливостью понял, что Киссинджер знал. Пистолет дал осечку, но и без него уже все было ясно; перед моими глазами поплыли яркие спасательные круги, я попытался поймать один из них, промахнулся и повалился на ледяной и черный лунный базальт.

В щеку впивался острый камень – из-за шарфа он не очень чувствовался, но было все равно неприятно. Я приподнялся на локтях и огляделся. Видно вокруг не было ничего. В носу свербело; я чихнул, и один из тампонов вылетел из носа. Тогда я сдернул с головы шарф, очки и ушанку, потом вытащил из ушей и носа разбухшие ватные тампоны. Слышно не было ничего, зато ощущался явственный запах плесени. Было сыро и, несмотря на ватник, холодно.


Я поднялся, пошарил вокруг руками, вытянул их перед собой и пошел вперед. Почти сразу же я обо что-то споткнулся, но сохранил равновесие. Через несколько шагов мои пальцы уперлись в стену; пошарив по ней, я нащупал толстые провисающие провода, облепленные каким-то липким пухом. Я повернулся и пошел в другую сторону; теперь я шел осторожней, высоко поднимая ноги, но через несколько шагов споткнулся опять. Потом под моими руками опять оказались стена и кабели. Тут я заметил метрах в пяти от себя крохотную красную лампочку, освещавшую металлический пятиугольник, и все вспомнил.


Но я не успел никак осмыслить вспомненное и что-нибудь по этому поводу подумать – далеко справа вспыхнуло, я повернул голову, инстинктивно заслонил лицо руками и сквозь пальцы увидел уходящий вдаль тоннель, в конце которого зажегся яркий свет, осветив густо покрытые кабелями стены и сходящиеся в точку рельсы.
Отвернувшись, я увидел стоящий на рельсах луноход, на который падала моя черная длинная тень (неизвестный оформитель густо изрисовал его звездами и крупными словами «СССР»), и попятился к нему, закрываясь от плывущего на меня над рельсами ослепительного огня, почему-то вдруг напомнившего мне закатное солнце. О борт лунохода звякнуло, и в ту же секунду долетел громкий треск; я понял, что в меня стреляют, и кинулся за луноход. О борт снова звякнула пуля, и несколько секунд он гудел, как похоронный колокол. Донеслось негромкое постукивание колес, потом раздался еще один выстрел, и стук колес стих.


 – Эй, Кривомазов! – загремел нечеловечески громкий голос. – Выходи с поднятыми руками, сука! Тебе орден дали!
Я осторожно выглянул из-за лунохода: метрах в пятидесяти от меня на рельсах стояла маленькая дрезина с ослепительно горящей фарой, перед которой на широко расставленных ногах покачивался человек с мегафоном в левой руке и пистолетом в правой. Он поднял оружие; громыхнул выстрел, и несколько раз срикошетировавшая пуля провизжала под потолком. Я спрятал голову.
– Выходи, гад!
(...) 
Собаки продолжали лаять, и чей-то наглый тенор принялся объяснять, в чем дело, но мегафон снова проревел:
– А ну на хуй с территории! Вместе с собаками под трибунал пойдете!
Лай стал постепенно стихать – видно, собак оттащили. Еще через минуту я отважился выглянуть из-за шкафа, за которым лежал.
В первый момент мне показалось, что я попал в какой-то огромный древнеримский планетарий. На очень высоком сводчатом потолке стеклом и жестью поблескивали далекие звезды, включенные примерно в треть накала. Метрах в сорока от меня стоял старый рельсовый кран; на его стреле, метрах в четырех от пола, парил похожий очертаниями на огромную бутылку корабль «Салют» с пристыкованным к нему космическим грузовиком «Агдам Т-3»; корабль был надет на стрелу, как пластмассовая модель самолета – на ножку подставки. Видимо, вся конструкция была слишком тяжелой для одного крана, потому что корму космического грузовика поддерживали два или три упертых в пол длинных бревна; они были различимы в полутьме, но когда совсем рядом со шкафом зажглись два прожектора, они стали практически невидимы, потому что, как и стена за ними, были выкрашены черной краской и облеплены мерцающими в электрических лучах кусочками фольги.


 Прожектора были закрыты светофильтрами, и их свет был странным, белесо-мертвенным. Кроме космического корабля, который сразу стал выглядеть очень правдоподобно, они осветили телекамеру с большой надписью «Samsung», возле которой покуривали два автоматчика, и длинный стол с микрофонами, едой и призрачно-прозрачными водочными бутылками, похожими на вбитые в стол сосульки; за ним сидели два генерала, каждый из которых был чем-то похож на Генриха Боровика. Сбоку стоял маленький столик с микрофоном, за которым сидел человек в штатском. За его спиной был фанерный щит с надписью «Время» и рисунком земного шара, над которым косо взлетала пятиконечная звезда с очень длинными боковыми лучами. Склонившись над столом, с человеком за микрофоном о чем-то говорил другой штатский.
– Дубль три!
(конец цитаты)

 С опаской миновав ряд ужасных застенков,

...группа посетила декорацию съемок фильма ужасов "Интерны против Хауса". Стоит отметить, что декорация выглядит гораздо реалистичнее и добротнее некоторых настоящих больничек.

Каждый нашел себе занятие по интересам,

Особенным успехом, конечно же, пользовались вещества

...во всех смыслах.

Судя по печатям - документ однозначно подлинный.

Весьма солидный автопарк был спрятан на зиму от снега и мороза в весьма тесный ангар, что придало фотосессии некий шарм и необычность ракурсов.










Чуть больше картинок есть в Пикасе, а в целом - место интересное, экскурсия интересная. Надо идти.